История родной земли

Наш великий земляк – русский просветитель  Николай Иванович Новиков


«Кому не известно хотя бы понаслышке, имя Новикова? Как жаль, что мы так мало имеем сведений об этом необыкновенном и, смею сказать, великом человеке?» Эти слова, написанные В. Г. Белинским около 200 лет назад, актуальны  и сегодня. Наши земляки действительно только  понаслышке знают Новикова. Даже фамилию его часто произносят с ударением на первую букву О. А правильно – на последнюю О. Фамилия произошла от слова новик (ударение на И), т. е. новобранец, человек, только прибывший на военную службу. Предки Новикова были людьми служивыми.


Усадьба Николая Ивановича Новикова расположена в селе Авдотьино (рядом с селом Большим Алексеевским) городского округа Ступино. Здесь тоже бывает путаница: некоторые думают, что усадьба находится в деревне Авдотьино (недалеко от села Семеновского). Усадьбу часто называют загадочной, мистической, масонской. Недаром часть съемок фильма «Формула любви» о знаменитом авантюристе, «чародее» и «магистре тайных сил» графе Калиостро прошли именно здесь. Говорят, что в Авдотьино есть многочисленные  подземные ходы, соединяющие его с соседними деревнями, в них Н.И. Новиков якобы добывал золото алхимическими методами, прятал типографское оборудование для печати запрещенной литературы и творил прочие темные дела. Хотя некоторые местные жители это опровергают, считая, что если бы подземелья существовали, то по ним бы лазила молодёжь. Давайте потратим немного времени, хоть «мы ленивы и нелюбопытны», как говорил А. С. Пушкин, и поближе узнаем Николая Ивановича Новикова.



Около 40 лет жизни Новикова связаны с Авдотьино. Здесь он родился 8 мая 1744 г. И здесь же провел последние годы жизни, когда его отлучили от дел. Что обычно можно сейчас увидеть в усадьбах, построенных в XVIII —XIX веках: дворец вельможи или помещичий дом, парк… В Авдотьино ничего этого нет, но есть крестьянские избы, построенные Новиковым для своих крепостных 200 лет назад.  Такого вы нигде больше не увидите! Вот как писал известный краевед А. А. Ярцев, побывавший в Авдотьино  в 1894 г.: «Это была не обыкновенная русская деревня с ее покривившимися почерневшими деревянными избами, в беспорядке теснившимися друг к другу».

С точки зрения технической эти дома не имели аналогов в практике строительства того времени. Да и не видано  было, чтобы   помещики строили  дома крепостным. Недаром императрица Екатерина II отправила своих людей посмотреть, что за строительство затеял Новиков. Дома были построены из камня. Каждый рассчитан на 4 семьи. Но главное, дома эти были уникальны по той гуманной идее, которую пытался осуществить их создатель. Их и сейчас местные жители  называют  "дома связи", т. к. Новиков, поселив крестьянские семьи под одной крышей, хотел сблизить, сдружить их. На картине Васильева можно видеть деревню того времени.



Картина Ф. Васильева «Деревня» (1869г.)


А в Авдотьино 9 каменных домов стояли вдоль улицы. Они до сих пор служат людям.



Улица Авдотьино середина 19 века



Современный вид дома-связи



Авдотьинские крестьяне любили Новикова. До сих пор потомки тех авдотьинцев с теплотой говорят о Николае Ивановиче. Когда он ходил по деревне, то обычно раздавал детворе пряники. А ребята бежали ему  навстречу с веселым криком: "Барин идет!". Новиков очень заботился о чистоте нравов крестьян, считал, что в городе много пороков, которые развращают человека. Поэтому старался, чтобы все нужное для жизни крестьяне могли приобрести в Авдотьино, и не было необходимости  ехать в город. Новиков полагал, что необходимо проводить годы детства и отрочества в постоянном общении с природой, в деревне, где физический труд является одной из основ для формирования высоконравственной личности.



Еще одно напоминание об усадьбе – Тихвинская церковь. Новиков перестраивал её  колокольню. Как говорят, помогал ему в этом знаменитый архитектор В. Баженов. Когда-то  на колокольне висел колокол весом 52 пуда, который из уважения к почтенному возрасту называли "дедушкой". На колоколе была надпись: "Отлит по усердию Николая Ивановича Новикова". Хранились в церкви и другие дары Новикова, всего по описи XVIII века стоимостью на 12 тысяч рублей.



В этой церкви Николай Иванович был похоронен в 1818 г.


     Новиков во многом был первым.  Первый журналист России. Вот как писал о нем  Н. Добролюбов: «Новиков, как известно, был первый и, может быть, единственный из русских журналистов, умевший взяться за сатиру смелую и благородную, поражавшую порок сильный и господствующий». В своих сатирических изданиях он имел смелость полемизировать с самой Екатериной II. Да и самого понятия, как детские журналы, журналы для женщин до Новикова вообще не было.


Первым применил термин  «педагогика»  для обозначения науки о воспитании. Стоял у истоков отечественной педагогической науки. Новиков организовал первые народные училища в России.  Открыл первую в Москве публичную читальню и первую, говоря современным языком, социальную аптеку. Основал одно из   первых в России акционерных обществ – «Типографическую компанию».


Можно  еще продолжать рассказывать о новаторстве Новикова. Но давайте поговорим о главном деле его жизни – издании книг. Его организаторские способности помогли объединить вокруг себя единомышленников, с которыми он смог модернизировать типографию Московского университета, взятую в аренду на 10 лет и начать выпуск книг и журналов. Личное обаяние и внутренняя сила характера Новикова притягивали к нему людей. «Согласием и трудами» — таков был девиз его жизни.


Годы с 1779 по 1789  позже назовут новиковским десятилетием. Треть книг, выходивших тогда в России, издавалась Новиковым. Он привлек к совместному сотрудничеству знаменитого агронома А. Болотова. И не было, пожалуй,   в конце XVIII— начале XIX века в России ни одного помещика, который не читал бы их журнал «Экономический магазин», который стал настоящей энциклопедией сельского хозяйства. Интересный факт: мало кто знает, что Александр Блок, будучи студентом Санкт-Петербургского университета, написал зачетное «кандидатское сочинение» «Болотов и Новиков».  Николай Карамзин стал редактором первого русского периодического детского  издания «Детское чтение для сердца и разума». Новиков поручал Карамзину и переводы. Так, он открыл для русского читателя Шекспира.


Издавая массу книг отечественных и зарубежных авторов по всем видам знаний, Новиков хотел просветить современников, образовать их. Век радио, телевидения, Интернета еще не наступил. Только книга могла дать знания людям. Новиков даже формат книги сделал небольшим, чтобы её удобно было положить в сумку, взять в дорогу. Он не только издавал книги, но и наладил книжную торговлю в разных городах России, чтобы приблизить книгу к читателю, сделать чтение ежедневной потребностью грамотного человека.  Ведь   главная цель Новикова - сделать человека лучше.


По этой же причине в 1775 году он вступил в масоны. Масонство как религиозно-этическое движение возникло в конце XVII века в Англии и в XVIII веке распространилось во многих европейских странах, в том числе и в России, где достигло наибольшей активности в 70 - 80-х годах XVIII века. Масоны мечтали о создании общности людей на принципах добра и справедливости. По их мнению, совершенствования мира можно было бы добиться путем нравственного очищения каждого человека. Масонство всегда  окутано  завесой тайн. Интересно высказывание Елены Рерих о масонах того времени: «Все достойнейшие представители и лучшие умы ее, как Новиков, кн. Кудашев, Суворов, Голенищев-Кутузов, светлейший кн. Смоленский, Грибоедов, Пушкин, Херасков, Бакунин и др., – были масонами».

В 1786-1787 годах жестокие морозы и засуха стали причиной неурожая и голода в некоторых губерниях центральной России. Вот что увидел Новиков в это время в Московской губернии: "Всякий, у кого есть дети, не может равнодушно отнестись к известию о том, что огромное число несчастных малюток умирает на груди своих матерей. Я видел исхудалые бледные личики, воспаленные глаза, полные слез и мольбы о помощи, тонкие, высохшие ручонки, протянутые к каждому встречному с просьбой о корке черствого хлеба, я все видел это собственными глазами и никогда не забуду этих вопиющих картин народного бедствия. Целые тысячи людей едят древесную кору, умирают от истощения. Если бы кто поехал сейчас в глухую деревню в нищенскую хату, у него сердце содрогнулось бы при виде целых куч полуживых крестьян, голодных и холодных. Он не мог бы ни есть, ни пить, ни спать спокойно до тех пор, пока не осушил бы хоть одной слезы, пока не утолил бы лютого голода хоть одного несчастного, пока не прикрыл бы хоть одного нагого".


Николай Иванович стал организатором широкой кампании по оказанию помощи голодающим крестьянам и выделил из собственных средств и средств единомышленников для покупки зерна большую денежную сумму. Самую большую помощь оказал Новикову его друг и почитатель, сын богатого владельца уральских заводов Григорий Максимович Походяшин, который передал ему для помощи голодающим 50 тысяч рублей. С этими деньгами Новиков уехал в Авдотьино и жил там всю зиму и весну 1787 года, организуя покупку, доставку и раздачу хлеба крестьянам более 100 окрестных селений. Хлеб пекли в Авдотьине и раздавали по окрестным деревням, причем наиболее отдаленные получали мукой. Весной крестьяне получили зерно и засеяли свои поля. Новиков основал хлебный магазин, в котором  содержался  хлеб на сумму от 5 до 10 тыс. рублей. Оказание помощи крестьянам продолжалось еще пять лет спустя после голода и было прервано лишь заключением Новикова в крепость.


Несколько слов о Г. М. Походяшине. Он настолько проникся идеями Новикова, что   потратил на их воплощение все свое состояние. Умирая практически в нищете, Походяшин смотрел на висящий рядом с его постелью портрет Новикова, и это было для него единственным утешением.

Война 1812 года застала Новикова в родном Авдотьине. Больному и старому Новикову, обремененному больными детьми (сын и старшая дочь болели эпилепсией, не выдержав потрясения во время ареста Новикова) и стариками (на его попечении были вдова брата и вдова его друга и единомышленника Шварца), некуда было уезжать. Говорят, что в Авдотьино как-то заехал отряд французов. Новиков угостил каждого француза рюмкой вина и яблоком. А они никого не тронули и уехали дальше. Когда Наполеон бежал из Москвы, брошенные им солдаты заполонили окрестности. Новиков платил крестьянам по рублю за каждого пленного, приведенного к нему в дом. Иногда их собиралось в доме по десять человек, и Новиков совершал свой подвиг милосердия, деля с ними запасы круп и солонины. Он жалел пленных,  считая, что незачем усугублять и без того тяжелое положение французов. Потом староста отводил окрепших французов в Бронницы и сдавал исправнику. Своей гуманностью Новиков был подозрителен начальству, а соседи-помещики толковали о том, что Новиков ко всем его масонским свойствам еще, наверное, и бонапартовский агент, с французами в дружбе и недаром так милостив к пленным.  Он опередил свое время. Только в ХХ веке будут приняты в разные годы 3 конвенции об обращении с военнопленными.


Вот некоторые черты к портрету Н. И. Новикова, «ревнителя русского просвещения». Как писал Новикова: «Надо прежде всего узнать свое Отечество, свои родные места… Не должно спрашивать у других об их достопримечательностях, ежели сами не можем рассказать им о своей земле…».